Смех зачеты привороты

Самое полное описание во всех подробностях - смех зачеты привороты с достаточно сильным и безопасным магическим воздействием.

Это ясное весеннее утро ничем не отличалось от десятка других в прошлом. Такое же солнечное, теплое, наполненное щебетом птиц, шуршанием ветерка в резных зеленых кронах деревьев да изредка доносящимся из глубины леса хрустом веток под тяжелой лапой или копытом лесного зверя. До ближайшего поселения — небольшой деревеньки рядом с учебным заведением для молодых магов и ведьм — пешком по дороге было дня два, а до столицы, Ринг-Тона, и вовсе целая неделя. Широкий тракт пустовал, и это обстоятельство весьма удручало засевшую в кустах неподалеку компанию странных людей в темных балахонах с капюшонами. Их было четверо, они развалились на травке, один созерцал бегущие в небе облачка, меняющие форму, другой лениво жевал травинку, обрывая лепестки у ромашки, третий дремал, прислонившись к толстому стволу дерева. И только главарь зорко смотрел между веток кустов на дорогу, ожидая путников.

— Ты уверен, Зак, что здесь вообще появляются живые? — недовольно пробасил жующий травинку и покосился на главаря.

— Уверен, — буркнул тот, не поворачиваясь.

На небольшой полянке снова воцарилась тишина. Прошло еще немного времени, на дороге ничего не изменилось, только один из засадистов дощипал ромашку и оглядывался в поисках новой. Кто-то длинно и очень выразительно вздохнул, бросив на Зака многозначительный взгляд, но главарь никак не отреагировал.

— Может, ну его, Зак? — заговорил тот балахонистый, который терзал несчастный цветок. — Поищем другое святилище, другого какого-нибудь покровителя.

— Молчать! — ухитрился рявкнуть шепотом Зак и обернулся, грозно посмотрев на возмутителя спокойствия. — Вчера вечером был знак, что надо идти на охоту, значит, нам повезет! Всем тихо!

Спорить никто не посмел, и непонятные люди снова замерли в разных позах, ожидая отмашки главаря, хотя никто не верил, что тут, в этом глухом медвежьем углу, им повезет поймать какого-нибудь заблудившегося путника. И почему святилища темных богов строятся в таких безлюдных местах?! Однако вскоре все четверо насторожились: со стороны дороги послышался шум, подозрительно похожий на бормотание, а вскоре стали отчетливо слышны и ругательства. Балахонистые подобрались, вытянули шеи в сторону дороги, а Зак осторожно раздвинул кусты, высматривая, кого это им преподнесло небо в качестве будущей жертвы.

По дороге, загребая пыль сношенными сапогами, брела… брело… Кто-то неопределенного пола. Штаны непонятного сизого цвета с заплатками на коленках, мешковатая серая рубаха из некрашеного льна, куртка со следами многочисленных штопок, торчащие во все стороны волосы тусклого цвета старой ваты — выглядел путник, прямо сказать, не слишком опрятно. Или долго был в дороге, или в принципе ему было наплевать на собственный внешний вид. К легкому удивлению Зака, на боку у путника — главарь все же склонялся к тому, что перед ним паренек лет восемнадцати-девятнадцати, — болтался в потертых ножнах меч, а на поясе висел кинжал. На остреньком личике с резкими чертами и выступавшими скулами отражалась досада.

— Вот орочий выкормыш! Хлипкая ему, видите ли! — бормотал путник… путница, как с изумлением понял Зак из злобного ворчания. — Я, между прочим, меч не для красоты ношу! И я юркая, чтоб ему три дня поносом страдать и отравлением одновременно! Где мне теперь работу найти?! Кушать хочется, — последнее у странной девицы получилось жалобно, но Заку было наплевать на ее проблемы.

На его лице появилась довольная усмешка, он дал отмашку своим и шепотом прорычал:

Он не сомневался, четверо сильных мужиков легко справятся с щупленькой девчонкой, рискнувшей в одиночку путешествовать по дальним дорогам Арканары, поэтому отряд даже не таился, выломившись из кустов на тракт перед опешившей путницей. Зря. Они плохо знали Хвелю.

Узрев перед собой четырех типов бандитской наружности, да еще с заросшими щетиной рожами и в черных балахонах, Хвеля замерла, окинула их настороженным взглядом и вцепилась в рукоятку меча.

— Эй, денег нет, если чё! — на всякий случай известила она и шмыгнула носом.

— А нам не деньги нужны, — ухмыльнулся Зак и первый шагнул к девчонке, протянув к ней руки и собираясь схватить.

— Грабли убрал, придурок конченый! — рявкнула Хвеля, резво отскочив, и попыталась выхватить меч. — Я на групповуху не подписывалась!

Увы, не получилось, барышня запуталась в ножнах и едва не грохнулась на дорогу. Остальные, толкаясь и ругаясь, принялись ловить проявившую неожиданную прыть белобрысую, а та, пинаясь, царапаясь и кусаясь, пыталась вывернуться, осыпая нападавших в ответ отборной бранью. Некоторые выражения языкастой недотроги вызывали у балахонистых восхищенный свист, тут же сменявшийся очередным ругательством от болезненного пинка девицы. Какое-то время за счет острых коленок и локтей, которыми она весьма метко раздавала удары, Хвеле удавалось ускользать от загребущих лап нападавших, но все-таки мужиков было четверо, и они в конце концов справились с верещащей и отчаянно матерящейся девчонкой. Правда, их балахоны после схватки с будущей жертвой выглядели плачевно, зияя прорехами, как от когтей тигра, и вся четверка, двигаясь через кусты, покряхтывала и шипела от многочисленных синяков.

Спеленатую как гусеницу Хвелю нес на плече один из нападавших, и поскольку ей предусмотрительно заткнули кляпом рот, она могла только возмущенно мычать и дрыгаться, упрямо не оставляя попыток освободиться. Конечно, помогало это мало. Через некоторое время группа вышла на небольшую поляну, посреди которой красовался заброшенный храм: мрачное сооружение из черного гранита с узкими окнами-бойницами и большими воротами, створка которых была приоткрыта. Туда и зашли мужчины во главе с Заком и понесли Хвелю дальше узким коридором, освещенным лишь чадящими факелами. Девушка притихла, силясь оглядеться, куда же ее занесло, — она вообще отличалась нездоровым любопытством ко всему непонятному и необычному.

Коридор привел в просторное круглое помещение, посреди которого горел костер, а рядом с ним стоял деревянный стол с подозрительными бордовыми потеками. Это Хвеля увидела, потому как ее наконец поставили на ноги, дав возможность разглядеть обстановку. Стол ей определенно не понравился, что белобрысая и выразила очередным возмущенным мычанием. Потеки напоминали кровь, и пахло тут тоже противно — нагретым металлом и еще чем-то слегка сладковатым.

— Развязывать? — уточнил один из нападавших, вопросительно глянув на Зака.

— Ну да, — кивнул он, — к столу привязывайте. — Он потер ладони, с предвкушением ухмыльнулся и направился к стене, где висели разнообразные устрашающие инструменты.

Поскольку меч у Хвели отобрали еще на этапе борьбы на тракте, она понимала, что в одиночку и без оружия не справится с этими бугаями. И хотя к ней подступали с опаской, начав освобождать от веревок, белобрысая хулиганка не собиралась дергаться. Пока не собиралась. Страха, как ни удивительно, она не испытывала, твердо веря в то, что сможет выпутаться из любой переделки. И не в таких бывала, помнится. Хотя в жертву ее пока еще не собирались приносить. «Ладно, тоже интересный опыт», — бодро подумала она. Поскольку кляп ей вынули, Хвеля непринужденно поинтересовалась:

— Это, мужики, а вы как, только грохнуть меня собираетесь?

С нее сняли последние веревки и грубо толкнули к столу — двое бугаев крепко придерживали ее за плечи, чтобы она никуда не убежала.

— А есть варианты? — буркнул один из них, хмуро зыркнув на Хвелю, и, ухватив за руку, дернул к столу. — Ложись давай!

— Ну, некоторые еще обычно надругиваются над пленницами, — невозмутимо пожала плечами девица, послушно устроившись на столе и подняв руки. — Вы как, не? Или да? Учтите, я ноги не брила давно и вообще, хоть не девственница, но на четверых не согласна! Хотя, если вы по очереди… — задумчиво протянула она, оценивающе окинув балахонистых взглядом.

— Наш бог получает наслаждение от боли и страха! — раздраженно одернул ее тот, который в данный момент привязывал запястье Хвели к кольцу. — И нас не интересуют женщины! — зачем-то ляпнул он, покосившись на худенькое тело девушки.

Кто-то из его товарищей издал сдавленный смешок, а Хвеля открыто хохотнула.

— Ой, не заливай, а! Я еще не видела ни одного мужика, у которого бы при виде голой бабы не поднялось настроение! — насмешливо отозвалась она.

Привязывавший ее — Хвеля мысленно решила называть его Первым — с недоумением и злостью уставился на белобрысое недоразумение, которое вместо слез и мольбы о милосердии кривляется тут и ехидничает.

— Тебе положено бояться! — заявил он, наставив на Хвелю палец. — Тебе предстоят страшные муки во славу нашего бога!

Второй с другой стороны как раз заканчивал привязывать вторую руку пойманной к железному кольцу. Будущая жертва округлила глаза, даже не думая трястись от страха, и выдала следующее:

— О-о-о, народ, так вы садисты?! — Увидев, что на лице Хвели отразилось предвкушение, Первый почему-то нервно вздрогнул и покосился на блаженную с явным беспокойством. — Ма-альчики, так что же вы молчали! — Девчонка широко ухмыльнулась и демонстративно облизнулась. — Я просто обожаю, когда мне делают больно! Только по очереди, лады? — сразу по-деловому заявила она. — Мне, конечно, далеко до пышнозадой красотки с необъятными буферами, но я тоже кое-что умею! — Хвеля попыталась томно изогнуться и захлопать ресницами.

Смех, зачеты, привороты… 1833K (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (post) (иллюстрации)

Добавлена: 12.10.2017 Версия: 2.
Кодировка файла: UTF-8
Издательство: СИ

[url=https://coollib.com/b/393144]
[b]Смех, зачеты, привороты… (fb2)[/b]
[img]https://coollib.com/i/44/393144/cover.jpg[/img][/url]

QR-код книги

Итак, знакомьтесь: Хвеля — бедовая наемница с манерами грузчика, одна штука. Матильда — прилежная ведьмочка средних способностей, одна штука. Олинна — симпатичная блондиночка-аристократка, тоже ведьмочка, одна штука. Шумные приятельницы — много, веселые маги из соседней академии — на всех девушек хватит. Харизматичный и жутко привлекательный директор — отсутствует. Впрочем, как и ректор, и профессор. (И вообще, в Школе ведовства и зельеварения, как и в Академии магии, директор женщина, и сыновей у нее нет.) Приключения — сколько угодно. Веселые случаи из ученических будней — в достатке. В общем, когда Хвеля и компания собираются вместе, получается такой взрывной коктейль, только держись, хорошее настроение гарантировано всем! Ну а директрисе — очередная головная боль…

Формат: FB2 (728 Kb)

Рейтинг: 4.0/5 (Всего голосов: 1)

Итак, знакомьтесь: Хвеля — бедовая наемница с манерами грузчика, одна штука. Матильда — прилежная ведьмочка средних способностей, одна штука. Олинна — симпатичная блондиночка-аристократка, тоже ведьмочка, одна штука. Шумные приятельницы — много, веселые маги из соседней академии — на всех девушек хватит. Харизматичный и жутко привлекательный директор — отсутствует. Впрочем, как и ректор, и профессор. (И вообще, в Школе ведовства и зельеварения, как и в Академии магии, директор женщина, и сыновей у нее нет.) Приключения — сколько угодно. Веселые случаи из ученических будней — в достатке. В общем, когда Хвеля и компания собираются вместе, получается такой взрывной коктейль, только держись, хорошее настроение гарантировано всем! Ну а директрисе — очередная головная боль…

Итак, знакомьтесь: Хвеля — бедовая наемница с манерами грузчика, одна штука. Матильда — прилежная ведьмочка средних способностей, одна штука. Олинна — симпатичная блондиночка-аристократка, тоже ведьмочка, одна штука. Шумные приятельницы — много, веселые маги из соседней академии — на всех девушек хватит. Харизматичный и жутко привлекательный директор — отсутствует. Впрочем, как и ректор, и профессор. (И вообще, в Школе ведовства и зельеварения, как и в Академии магии, директор женщина, и сыновей у нее нет.) Приключения — сколько угодно. Веселые случаи из ученических будней — в достатке. В общем, когда Хвеля и компания собираются вместе, получается такой взрывной коктейль, только держись, хорошее настроение гарантировано всем! Ну а директрисе — очередная головная боль…

Суровые будни или приручение упрямой

Хвеля очень любила пауков. Больших, маленьких, мохнатых, длинноногих, всяких. При виде любого насекомого она впадала в неземной восторг, глаза загорались нехорошим светом, и бедному паучку грозила паршивая участь быть замученным заживо несносным человеческим существом.

Сейчас она шагала по лесу, и вполголоса материлась, как пьяный орк — ей снова отказали в работе.

— Я, конечно, не мускулистый наёмник, у которого даже вместо мозгов мышцы, — бурчала она под нос, пиная шишки, — но тоже умею меч в руках держать! Чтоб у этого орочьего ублюдка дети эльфами родились!

Знай Хвеля хоть что-нибудь о мудрёной науке генетике, она бы поняла, что спорола сущий бред.

— Где я теперь деньги найду, спрашивается, а? Жрать-то тоже охота! Чтоб ему дракон в брачный период встретился.

Упражняясь в изобретении всё более цветистых матерных выражений, девушка не заметила засады, и со всей дури вломилась в пышные заросли кустов, нос к носу столкнувшись с каким-то типом в чёрном балахоне. Ойкнув от неожиданности, Хвеля попыталась вынуть меч, но ножны запутались в ветках и клинок никак не хотел вытаскиваться. Рядом с мужиком вдруг появились ещё двое, в таких же одеяниях, с одинаковым фанатичным блеском в глазах, и даже морды у них были одинаковые — квадратные подбородки, густые брови, низкие лбы.

— Жертва, — оскалившись, сказал один из них, и попытался схватить Хвелю в охапку.

— Убери руки, урод!! — от испуга выпалила девушка, и пнула того в коленку.

Мужик взвыл, и они уже втроем кинулись на Хвелю. С виду щупленькая, сплошная кожа да кости, она проявила неожиданную ловкость, выворачиваясь из рук, кусаясь, пинаясь, царапаясь, да ещё раздавая остренькими локотками и коленками меткие удары. При этом вся компания, похоже, решила устроить своеобразное соревнование, у кого круче фантазия по части изобретения ругательств. Пока Хвеля выигрывала с большим отрывом. Наконец, пыхтящие люди в чёрном, отдуваясь и вытирая кровь с лица и рук, скрутили девушку. Балахоны их выглядели плачевно: художественные дыры наводили на мысли о страшном звере с когтями не меньше двадцати сантиметров. Собственно, Хвеля ногти стригла редко, и хотя они не тянули на такую длину, но производили впечатление. Спеленатую, как гусеницу, девушку потащили куда-то, и через некоторое время вся компания оказалась у мрачного сооружения, смахивающего на храм, из чёрного гранита, с узкими окнами и большими воротами.

Хвеля с любопытством оглядывала строение, она вообще отличалась интересом ко всякому новому и непонятному. Длинным тёмным коридором мужики притащили девушку в большой зал, освещённый только чадящими факелами да пылающим посередине костром. Они остановились у деревянного стола с подозрительными бордовыми потёками, напоминавшими засохшую кровь. Хвелю разложили на этом сооружении и начали прикручивать грубыми верёвками руки и ноги к специальным кольцам.

— Ребята, вы как, все сразу или по очереди будете? — непринуждённо осведомилась Хвеля, её ничуть не испугали зловещие приготовления.

— Мы дали обет не прикасаться к женщинам, — буркнул один из балахонистых. — Наш Бог Смерти превыше плотских утех.

— Ой, не смешите мои коленки, — фыркнула Хвеля. — Покажите мне мужика, у которого бы при виде голой бабы не поднялось… настроение! — она похабно подмигнула.

— Наш Бог получает наслаждение от боли и страха, — сурово отчитал ёрничающую пленницу чёрный. — И сейчас ты доставишь ему удовольствие!

— Ребя-а-ата, — округлила глаза Хвеля, а тем временем, с неё грубо сорвали тунику, и принялись за штаны. — Так вы садисты! Ну что же вы молчали, родные? Мы нашли друг друга! Я просто млею, если мне делают больно! — мужики, наконец, справились с одеждой, и худенькое тело девушки с выступающими рёбрами и ключицами предстало во всей красе. — Я, конечно, понимаю, что не пышнозадая красотка с мощным бюстом, но тоже кое-что умею! — Хвеля стрельнула глазками в ближайшего. — Ну, давайте, скорее, где там ваши раскалённые прутья?

— Молчи, несчастная! — черных начинало раздражать поведение пленницы, обычно, их молили о пощаде и заходились в истерике от ужаса, оказавшись на алтаре.

— А ты заткни мне рот, красавчик! — Хвеля облизнула губы. — Ну так что, все сразу или будете жребий тянуть, кто первый?

Бурча под нос нечто очень далёкое от комплиментов, один из них вытянул странный предмет из груды железа, лежавшей на специальной подставке. Длинная тонкая палка, утыканная шипами. Глаза Хвели аж заблестели.

— О-о! И куда ты собираешься мне её засунуть, а? — проворковала она игриво.

— В задницу! — рявкнул неожиданно самый крайний мужик.

— Мм… — девушка задумалась. — Знаешь, тогда вам следовало бы уложить меня не на спину, а на живот… Или вы любите преодолевать трудности? — Хвеля ухмыльнулась с самым пошлым видом.

— Ну всё, хватит! — державший прут замахнулся, собираясь ударить пленницу, как вдруг Хвеля, уставившись на что-то за его спиной, завизжала.

— Аааа! — мужик от неожиданности выронил орудие пытки и подскочил, собираясь увидеть как минимум семиголовую болотную гидру с ядовитыми языками, но… По стене полз большой мохнатый паук с белой звездочкой на спинке. Прут с шипами упал мужику на ногу, тот зашипел от боли.

— Какой хорошенький. Мужики, будьте людьми, развяжите меня, я хочу его погладить! Ну смотрите, какая прелесть! Ну пожалуйста, он же убежит сейчас. — с умильной улыбкой Хвеля следила взглядом за насекомым. — Пусечка, подожди, мамочка сейчас придёт к тебе! Ну, вы что, орочьего дерьма нахлебались, что молчите?!

Один из троих не выдержал. Схватившись за голову, чёрный выскочил из зала, поминая нехорошими словами саму Хвелю, её мать, отца, и взбалмошных сумасшедших истеричек, любящих пауков и боль. Тот, который уронил прут, тихо скулил у противоположной стенки, пытаясь выдернуть застрявшие в стопе железные колючки. Оставшийся с ненавистью глянул на голую Хвелю, сплюнул на пол, перерезал верёвки, и молча покинул зал.

— Вот и славненько, — девушка со всех ног кинулась к пауку, протягивая к нему руки. — Красотулечка, я пришла!

Бедное насекомое не успело сделать ноги от любительницы членистоногих, и покорно обмякло в загребущих пальчиках девицы.

— Ты мой хорошенький, пушистенький, — мурлыкала Хвеля. — Эй ты, мужчина в чёрном, принеси, что ли, одежду какую, а то думаете, мою испоганили, и всё, можно сделать ручкой.

— Забирай своё… насекомое и вали отсюда, к эльфийской матери, — простонал тот, швыряя бывшей пленнице запасной балахон.

Зажав паука, беспомощно перебиравшего в воздухе лапками, под мышкой, Хвеля одёрнула балахон, подобрала с пола меч, и, пожав плечами, вышла из Храма.

Итак, знакомьтесь: Хвеля — бедовая наемница с манерами грузчика, одна штука. Матильда — прилежная ведьмочка средних способностей, одна штука. Олинна — симпатичная блондиночка-аристократка, тоже ведьмочка, одна штука. Шумные приятельницы — много, веселые маги из соседней академии — на всех девушек хватит. Харизматичный и жутко привлекательный директор — отсутствует. Впрочем, как и ректор, и профессор. (И вообще, в Школе ведовства и зельеварения, как и в Академии магии, директор женщина, и сыновей у нее нет.) Приключения — сколько угодно. Веселые случаи из ученических будней — в достатке. В общем, когда Хвеля и компания собираются вместе, получается такой взрывной коктейль, только держись, хорошее настроение гарантировано всем! Ну а директрисе — очередная головная боль…

Каждый день нашей жизни мы практически погребены под лавиной в буквальном смысле более чем из мил.

В штате Нью-Йорк убивают женщин, их тела обнаруживают таинственным образом висящими в цепях. Лишь .

Продолжение Мужа-волшебника. Всё больше людей узнаёт о существовании наяриты. Короли и маги, все о.

В книге автор представляет независимый и разносторонний взгляд на жизнь и достижения самого ярког.

Эта книга — исследование того, как устроена женская сексуальность, основанное на научных данных и .

Окружающие зовут тебя “девиант” и крутят пальцем у виска. Отдать тридцать лет своей жизни в обмен .

Окружающие зовут тебя “девиант” и крутят пальцем у виска. Отдать тридцать лет своей жизни в обмен .

Итак, знакомьтесь: Хвеля — бедовая наемница с манерами грузчика, одна штука. Матильда — прилежная ведьмочка средних способностей, одна штука. Олинна — симпатичная блондиночка-аристократка, тоже ведьмочка, одна штука. Шумные приятельницы — много, веселые маги из соседней академии — на всех девушек хватит. Харизматичный и жутко привлекательный директор — отсутствует. Впрочем, как и ректор, и профессор. (И вообще, в Школе ведовства и зельеварения, как и в Академии магии, директор женщина, и сыновей у нее нет.) Приключения — сколько угодно. Веселые случаи из ученических будней — в достатке. В общем, когда Хвеля и компания собираются вместе, получается такой взрывной коктейль, только держись, хорошее настроение гарантировано всем! Ну а директрисе — очередная головная боль…

Неплохо! Атмосфера z31 вполне передана. Хотелось бы прочитать уже законченное произведение.

Очень переживательный роман и сумасшедшее интересный. Если эту книгу возьмешь в руки, то ни за что не отбросишь на дальнюю полку.

Если кто-то был незнаком с темой выживания американцами аборигенов с их земель, то после прочтения книги, эта тема будет очень близка. Написано здорово.

Я зубрила нудную лекцию по теории составления заклинаний – мой учебник спёрла соседка и до сих пор не отдаёт, ведьма вредная, пришлось обратиться к тетрадке, – когда неожиданно палец словно рассекло невидимое лезвие. Я зашипела от боли, проклиная незадачливого новичка – делал какое-нибудь домашнее задание по дурацким иллюзиям, – или очередную шуточку старшекурсников – они любят подобный чёрный юмор. Заговорив кровь и замотав палец, поскольку сращивать раны ещё не умела, я отправилась на занятия, снова возвращаясь в мыслях к нашему приключению в развалинах. Я здорово перетрусила тогда, но Линара почти сразу же вернулась, ничего путного про её пребывание в непонятной субстанции девчонка сказать не могла, и мы замяли это дело.

…Прошло несколько дней, пока я сообразила, что внезапные ушибы, головные боли, растянутая непонятно где и когда лодыжка, появляющиеся просто так синяки – нечто из ряда вон выходящее, даже не злобные шуточки старших курсов. Нет, тут что-то другое… Задумчиво жуя яблоко, я листала Энциклопедию Классических Заклинаний, готовясь к следующему занятию, и попутно надеясь выискать что-то, похожее на мой случай – чем сумасшедшие боги не шутят, вдруг это какой-нибудь дурацкий зачёт, который так любят устраивать наши наставницы! Неожиданно дверь распахнулась, и на пороге появилась раскрасневшаяся от злости… Линара.

– Матильда, файербол тебе в ухо, во что ты меня втянула?! – прошипела она, подскочив ко мне.

– А что такое? – невозмутимо отозвалась я, с хрустом откусив кусок яблока.

– Каких демонов, почему у меня появляются эти проклятые синяки и царапины, а?!

Она сунула под нос запястье, я покосилась на него и замерла: пару дней назад, на практике магического эксперимента, меня слегка ошпарило, и именно левое запястье!

– Ну-ка, покажи правый большой палец, – потребовала я.

У Линары красовался свежий шрам. Мы уставились друг на друга, девчонка тихонько ойкнула и посерела.

– Ну, несчастное создание, говори, за каким демоном тебя понесло в тот туман? – я грозно нахмурила брови. – Знаешь, во что ты влипла, а? В бракованное заклинание переноса физических ощущений!

– Чего? – пискнула Линара, пугаясь ещё больше.

– Мы будем одинаково чувствовать синяки и шишки друг друга, вот чего, – буркнула я. – Если ударишься ты, то синяк появится и у меня, и наоборот. То же самое с общим самочувствием. Теперь ясно?

– И… и что нам делать? – Линара шмыгнула носом, готовясь зареветь.

Нет, ну до чего нервная девица, я прямо не могу! Чуть что, сразу в слёзы! Дурочка малолетняя…

– Не боись, нас мало, но мы хитрые, – я соскочила с кровати. – Профессуре не скажешь, директрисе тем более, – хорошо, если не вышвырнут из школы. Значит, выход один: вернуться в Развалины и пошарить там хорошенько, может и найдём чего, на худой конец, если не избавление, так хотя бы нейтрализующее заклинание. Наши колдуньи не любят оставлять на волю случая бракованные недоделки студентов. Идём, у тебя что сейчас?

– Введение в теорию магической науки, – скривилась Линара.

– Нда, туфта полнейшая, – посочувствовала я и невинно добавила. – А у меня – практика по заклинаниям. Четыре часа.

Девчонка завистливо вздохнула. Мы вышли в коридор и направились в аудитории. Вдруг я застыла, как вкопанная, уставившись на идущего навстречу высокого блондина с потрясающей внешностью записного красавчика.

– Мэт, ты чего? – пхнула меня несильно в бок Лин. – Кто это.

Парень прошёл мимо нас, скользнув мимолётным взглядом. Тоскливо вздохнув, я нехотя пояснила:

– Он учится на третьем курсе, специализируется на боевой магии. У него та-а-аки-ие возможности, что половина выпускников умирают от зависти и мечтают хотя бы о части их.

– Мэтти, кажется, ты втюрилась, – хихикнула Линара. – И по-моему, больше в его силу.

– Да плевала я на неё, мне и со своей проблем хватает, – я всё же покраснела. – И прекрати ехидно ухмыляться, думаешь, я одна такая? За ним, между прочим, пытались ухлёстывать некоторые молодые волшебницы из корпуса учителей, – огрызнулась я. – А я… что я, он даже не знает, как меня зовут… – снова вздохнула.

– Ты не поверишь, Лин, – я усмехнулась. – Мэл. Просто Мэл.

– Да? – она с сомнением покачала головой. – Даже фамилии нет?

– Мне удалось произнести её внятно и разборчиво раза с пятого-шестого.

Линара сделала круглые глаза.

– Ладно, мне сюда, – я остановилась у двери в лабораторию. – Жду завтра в десять у меня. И, Лин, ради спокойствия бедных наших преподавательниц, надень тёмный плащ.

…Притаившись за деревом, мы ошарашено наблюдали странную картину: из Развалин вышли, хихикая и слегка спотыкаясь, две женщины – одна из них вела у меня лекцию по истории магии. Обе сильно навеселе, но задери меня дракон, если они просто устроили ночной пикничок с распитием высокоградусных напитков среди замшелых камней!

– Лин, – прошипела я в ухо растерянной девчонке. – Там есть портал, или я не Матильда!

– Да. – с сомнением отозвалась она.

– Знать бы только, куда он ведёт и где находится… – задумчиво протянула я, прищурившись.

– Мэт, мы же пришли не по порталам гулять, а искать заклинания! – в голосе блондинки отчётливо звучала паника.

– Да не ори ты, не глухая, – демонстративно поковыряв в ухе, поморщилась. – Успокойся, этим мы тоже займёмся. Пошли.

Конечно, мы не пошли, а по-пластунски поползли, но это уже детали. Окружающее знакомо изменилось, когда наша парочка добралась до середины Развалин, и я крепко сжала ладошку Линары.

– Чтоб без меня – ни шагу, хватит на твою задницу приключений, – бросила я блондинке. – Вперёд.

Блуждали по коридорам недолго, на портал наткнулись случайно, и я только собралась было шагнуть туда, таща за собой слабо упирающуюся Линару, как оттуда выскочила девушка неопределённых лет, худенькая, невзрачненькая, короткие волосы непонятного цвета торчат в разные стороны. На боку незнакомки висел меч. Лин взвизгнула и попыталась выдернуть руку – на плече девицы сидел устрашающий мохнатый паук.

– Чего орёшь, он не кусается, – грубо произнесла она.

– Он… Он противный!! – выдавила из себя Линара.

– Пушистик не противный, он – прелесть! – отрезала деваха. – Вы кто такие?

– Студентки Школы Магии, – ответила я. – А ты кто такая и что тут делаешь?

– Хвеля, наёмница, – отозвалась та, поглаживая паука. – Маленький мой, натерпелся ты страху там…

– Как ты его назвала – Пушистик?! – Лин истерически хихикнула.

– Слышь, ты, аристократка долбаная, не смейся над моим животным! – огрызнулась Хвеля.

– Сама сопля орочья, – парировала Лин – я аж рот открыла, блондиночка никогда не ругалась.

Небесное создание немедленно отреагировало на грубость, засопев и собираясь вцепиться в волосы Линаре, я пресекла ссору в зародыше. Не хватало потом расхлёбывать последствия их драки, вот уж, удовольствие не из приятных!

– Стоп! – грозно нахмурилась я, встав между ними. – Никаких драк в моём присутствии! Хвеля, а ну, отвечай, каких демонов ты тут ищешь?!

– Работу, – буркнула та, зыркая на нас недовольным взглядом. – Только, вижу, фига я тут найду… среди колдунов…

Линара о чём-то задумалась, обозревая наёмницу.

– Мм… Хвеля, хочешь быть моей телохранительницей? – выпалила вдруг девчонка.

У меня вторично отпала челюсть: нафига ей телохранитель?!

– Платить хорошо буду, – словно невзначай заметила Линара.

Хвеля шмыгнула носом, покосилась на мою чистенькую подружку, и неожиданно кивнула.

– Ладно, идёт. Только от чего тебя охранять-то? На такую нюню разве кто руку поднимет? На тебя дунь – ты в обморок упадёшь!

– Тебя забыла спросить, – небрежно бросила она, отворачиваясь. – Может, у меня полно злейших врагов, спящих и видящих, как меня убить!

– Ну даа, а я тогда – благочестивая монашка! – насмешливо протянула Хвеля, сплюнув.

Дабы пресечь дальнейшие пререкания между ними, я решительно взяла обеих за руки, и зашагала к выходу из Развалин. Нда, могу себе представить, сколько предстоит хлопот с этими двумя красотками. А ведь впереди ещё маячит объяснение с директрисой по поводу Хвели – ну да это не самое страшное, присутствие посторонних у нас в Школе хоть и не приветствуется, но и не запрещается совсем. Ох, боги, чувствую, хлебну ещё приключений, с такой-то компанией…

– Линна, моб твою ять!! – нетрезвая Хвеля попыталась опереться на дерево, росшее неподалёку от развалин, только вот на месте дерева совершенно неожиданно оказался роскошный куст дикого шиповника, куда Хвеля благополучно приземлилась.

– Дохлых крыс тебе под одеяло!! – наёмница зашипела, вытаскивая из ладоней колючки.

Линара снисходительно улыбнулась.

– Хорошая иллюзия получилась, правда? – непринуждённо осведомилась девчонка.

– Я те покажу, хорошая иллюзия! – огрызнулась Хвеля, икнув. – Каких пьяных орков ты это сделала?!

– А кто в таверне стул из-под меня выдернул? – поджала губы Лин.

Наёмница, зло зыркнув на неё мутным взглядом, пробурчала:

– Фу ты, ну ты, аристократочка нежная! – она сплюнула. – Простокваша перебродившая!

– Суслик болезный! – не осталась в долгу Линара и показала язык. – Вот расскажу Мэтти про твои художества, она живо вставит клизму, куда надо!

– Беги-беги, жаловаться своей ведьме! – Хвеля закатила глаза, пошатнувшись.

Поделиться ссылкой на книгу!

Итак, знакомьтесь: Хвеля — бедовая наемница с манерами грузчика, одна штука. Матильда — прилежная ведьмочка средних способностей, одна штука. Олинна — симпатичная блондиночка-аристократка, тоже ведьмочка, одна штука. Шумные приятельницы — много, веселые маги из соседней академии — на всех девушек хватит. Харизматичный и жутко привлекательный директор — отсутствует. Впрочем, как и ректор, и профессор. (И вообще, в Школе ведовства и зельеварения, как и в Академии магии, директор женщина, и сыновей у нее нет.) Приключения — сколько угодно. Веселые случаи из ученических будней — в достатке. В общем, когда Хвеля и компания собираются вместе, получается такой взрывной коктейль, только держись, хорошее настроение гарантировано всем! Ну а директрисе — очередная головная боль…

Секрет бессмертия отыскан — надо всего лишь оцифровать личность и хранить ее на облаке. Отныне дигиталы — члены нашего общества, почти что живые люди, которые просто переселились в другое место. Но ведь цифровая копия человека — это не сам человек. Дигиталы в принципе не отличаются от цифровых обликов на кладбищах. Существует ли другой путь к бессмертию человеческой личности?

Победитель народного голосования в НФ-конкурсе «Будущее время».

Книга «Физики о физиках» родилась из бесед автора с нашими физиками — академиками Таммом, Леонтовичем, Кикоиным, Константиновым, Полубариновой-Кочиной, Гинзбургом, членами-корреспондентами Академии наук — Дерягиным, Регелем, Гапоновым-Греховым и многими другими.

Их воспоминания о прошедшем, о зарождении и судьбе открытий и о встречах с выдающимися учеными послужили первоосновой, на которой А. Ливанова создала портреты корифеев науки — эти портреты мы и представляем читателям.

«Европа, 45» — это повествование о последнем годе войны, об окончательном разгроме фашистской Германии и ее союзников. Но события происходят не на фронтах, а в глубоком фашистском тылу, на западе и севере Германии, в Италии, в Голландии и в Швейцарии.

«Европа — Запад» — роман о первых послевоенных месяцах в Европе, о том, как на неостывших пепелищах стали снова зарождаться и объединяться человеконенавистнические силы, готовящие новую войну. Место действия — Западная Германия, Италия, Франция.

Экономический рост — благо для страны, так как он улучшает жизнь простых людей. Но почему одни страны растут быстрее, чем другие? Почему попытки международных организаций и развитых стран стимулировать рост в бедных странах далеко не всегда приводили к успеху? Какие ошибки совершают политики и о чем следует помнить в будущем? Книга, которую вы держите в руках — не учебник по теориям экономического роста. Она скорее представляет собой путеводитель по тем дорогам, которыми шли экономисты в попытках сделать бедные страны богатыми. Поэтому она может быть интересна не только экономистам и политикам, но и всем, кто не оставил надежды понять, где он — путь в экономическое процветание.

В настоящем выпуске публикуются произведения выдающегося деятеля болгарского и международного коммунистического движения Георгия Димитрова.

В публикуемом выпуске включены «Доклад на VII Всемирном конгрессе Коммунистического Интернационала 2 августа 1935 года» и «Политический отчет ЦК БРП(к) V съезду партии 19 декабря 1948 года». В этих работах Г. Димитров дал замечательный пример творческого применения, обоснования и дальнейшего развития теории научного социализма.

В докладе на VII конгрессе Коминтерна Г. Димитров, подвергнув беспощадной критике ревизионизм, догматизм и сектантство в коммунистическом движении, показал образец разработки вопросов тактики международного рабочего движения. Раскрыв кровавый облик и классовую сущность фашизма, Г. Димитров выдвинул и обосновал тактику единого антифашистского, антиимпериалистического фронта трудящихся, показал великое значение единства рабочего класса в борьбе против империализма и его кровавой диктатуры — фашизма.

В докладе на V съезде БРП(к) Г. Димитров дает глубокое теоретическое обоснование вопросов Отечественного фронта, как боевого объединения всех прогрессивных патриотических сил страны в борьбе за свержение буржуазии и установление диктатуры пролетариата.

В настоящем выпуске публикуются произведения выдающегося деятеля болгарского и международного коммунистического движения Георгия Димитрова.

В публикуемом выпуске включены «Доклад на VII Всемирном конгрессе Коммунистического Интернационала 2 августа 1935 года» и «Политический отчет ЦК БРП(к) V съезду партии 19 декабря 1948 года». В этих работах Г. Димитров дал замечательный пример творческого применения, обоснования и дальнейшего развития теории научного социализма.

В докладе на VII конгрессе Коминтерна Г. Димитров, подвергнув беспощадной критике ревизионизм, догматизм и сектантство в коммунистическом движении, показал образец разработки вопросов тактики международного рабочего движения. Раскрыв кровавый облик и классовую сущность фашизма, Г. Димитров выдвинул и обосновал тактику единого антифашистского, антиимпериалистического фронта трудящихся, показал великое значение единства рабочего класса в борьбе против империализма и его кровавой диктатуры — фашизма.

В докладе на V съезде БРП(к) Г. Димитров дает глубокое теоретическое обоснование вопросов Отечественного фронта, как боевого объединения всех прогрессивных патриотических сил страны в борьбе за свержение буржуазии и установление диктатуры пролетариата.

Что предпринять, если в абсолютно магическом мире ты являешься единственным существом, не наделенным этой самой магией? Ни каплей магических способностей… Что предпринять, если даже родители видят в тебе наказание, а маги из ближайшего окружения окидывают презрительным взглядом и обходят стороной? Конечно же, нужно бежать! Но куда бежать немагу в магическом мире? А, может, все-таки, в окружении найдется тот, кому будет до тебя дело? Вот только что именно он от тебя захочет? Мне предстоит узнать ответы на эти вопросы. Разумеется, если мне удастся выжить…

Я думала, все мои проблемы остались в прошлом: враги, которые следовали за мной по следам, объятые желанием использовать мою силу, уничтожены, мой секрет сохранен, и существует тот, кто меня не бросил на произвол судьбы, а даже предоставил кров с работой. Что предпринять, если неожиданно осознаешь, что испытываешь к своему благодетелю чувства? Как скрыть свою любовь, живя с объектом чувств под одной крышей? Особенно, когда эти чувства ему не нужны. Ведь ему важнее узнать мою тайну. Он поставил себе задачу: осуществить это любыми средствами. Правда, цена может оказаться весьма высока…

Академия проклятий позади, теперь осталось устроиться в жизни. Где найти работу если у тебя нет никаких связей, влияния и родственников имеющих отношение к Королевской семье? Отъявленный ловелас Темной империи сделает тебе неоценимое предложение…

Не все родятся писаными красавицами даже в сказочном королевстве… Вот мне не повезло, в отличие от сестер — те то красотки, самые желанные куртизанки в Миле, все в нашу знаменитую мать. А я, что называется, совсем не получилась: рожа крива, да горб на всю спину. Вот только когда на наш бордель, словно снег на голову, свалился Розамундский король, вспомнили и обо мне. А то где же ему девственницу среди ночи-то найти!

Вот только разве король слеп и глуп? Чтобы такую, как я красивой сделать, это же о-го-го какую магию нужно применить!

Я — баронесса Ксанелия Веймар. И, кажется, что помимо обладания Силой, у меня имеется талант попадать в одну неприятность за другой. Иначе как объяснить, что невинная прогулка в курортном городке закончилась в допросной управления магического сыска? А после ко мне приставили няньку-сторожа привлекательной внешности, но мерзкого нрава, к тому же имеющего на меня свои планы. О да, ещё одна маленькая деталь — всё это свалилось на меня буквально накануне собственной свадьбы… И что прикажете мне со всем этим делать? В оформлении обложки использованы фото со стока shutterstock.

Гордости льва льстит не только имеющийся у него прайд, но и его собственная грива, поэтому когда человек осмеливается обстричь Арика, он мстит — делает её своей парой.

Миллиардер и альфа крупнейшего на восточном побережье прайда, Арик к тому же бабник и лев. Привыкнув командовать и ко всеобщему послушанию, он не может поверить, когда парикмахерша с соблазнительными изгибами отрезает локон от его драгоценной гривы.

Но её самая большая ошибка заключается в том, что она от него сбегает.

«Беги изо всех сил, маленькая мышка, потому что этот кот обожает преследовать и внезапно атаковать».

Ах да, он также не прочь откусить от неё нежный кусочек. Арик никак не ожидал, что влюбится в человеческую женщину, в ту, которая сделает невозможное возможным, поскольку всем известно, что львы не мурлыкают… до сих пор.

Оценка 4.2 проголосовавших: 88
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here